lesin (elesin) wrote,
lesin
elesin

Category:

Сердоболь

Часть 2. Сортавала.

* * *
Стартовали в Сортавале,
Где царей четвертовали.
А обычных горожан
Превращали в баклажан.

Я с утра пошел на площадь,
Где овечьей шерсти ряд.
Ну а там царя полощут
И публично шестерят.

Я тогда заистерил.
Голосил, что было сил.
И царя обидным словом
Поносил и костерил.

* * *
За окном, волна волной,
Дождь стучится проливной.
Говорит: товарищ Лесин,
Выходи гулять со мной.

Я в ответ: я не одет.
Ничего. Я старый дед.
Много видел неодетых
Обитателей планет.

Я не смыслю в небесах.
Я чешу себе в усах.
Выхожу гулять под ливень
Без очков, зато в трусах.

* * *
Приходили в Киралахте
И от самых Хелюлей
Говорили: Кира, лягте
Между голых королей.

А какого сорта Вали?
Где уставный капитал?
Кто в грузинском Сортавале
Самый главный сортавал?

Попадая в Ландепоху,
Вы не ссыте, корабли.
Ладно, по хуй, ладно, по хуй.
Выносите-ка рубли.

Выносите на подносе
Весь пропавший капитал.
Кто вы, блин, партайгеноссе?
Где мы, сука, капитан?

* * *
Когда автомобили не гудят,
Природа в дом врывается с оглоблей.
И птицы не поют и не галдят,
А просто надрываются от воплей.

У них одна естественная цель.
И потому выводят беспардонно
То стрекот, то заливистую трель,
То уханье эстрадного шансона.

* * *
В Раталахте, где поле дико,
Где Финляндия ближе Польши,
Придорожная земляника –
Как клубника, но только больше.

Вот и птицы зашлись от крика.
Сосны давят скалу корнями.
Придорожная земляника.
Лиза рвет ее пятернями.

* * *
Приходила к нам Ульяна.
Мыла голые тела.
У тебя на пятке рана.
Пяткаранта довела.

Разбудил тебя для ебли.
Ты ушла в сортире срать.
Чувства крепли, крепли, крепли.
Да и лопнули опять.

Поливай деревню квасом,
Прославляй страну, ковбой.
Не останусь пидарасом.
Буду вечно голубой. *

Карабасы-барабасы
Перепутали следы.
Мы ж. и п.
П. и ж.

Горняки и ледорубы,
Патриоты или нет?
Так давай покрасим губы
В бело-сине-красный цвет.

Для тебя на гей-параде
Испекли зеленый кекс.
Потому что в Ленинграде
Узаконен гомосекс.

Примечание. Вариант: не расстанусь с пидарасом. Конец примечания.

* * *
Мы в Раталахте Питкярантского района.
В Петрозаводск идем, как в Мекку паладин.
Но тут собака подбегает и влюблено
Ведет за водкою в ближайший магазин.

Мы в магазине покупаем нож и мыло
И маринованный замерзший огурец.
Прохожих нет, и потому набила рыло
Ты только мне, такой ты торчвуд и храбрец.

* * *
Уплывают дирижабли,
Приплывают корабли.
Крибля Крабле точит сабли,
Носит длинные рубли.

Надо думать о посеве,
А не то придет каюк.
Комары летят на север,
Мошкара летит на юг.

Где сомнительные клубы,
Где таинственный сосуд.
Там, где тигры чешут зубы,
Там, где выдры кровь сосут.

Надо думать о державе,
А не то придет Колумб.
И господь наш к вящей славе
Установит 8 клумб.

Или 9, просим, просим,
Или 2, зато в обед.
Или 88,
Раз 14 нет.

С неба звездочка упала
Прямо Главному на грудь.
Ехал поезд из Цхинвала
В небеса. Счастливый путь.

* * *
Где-то парится тухлая репа,
Кто-то сослепу прячется в склеп.
Где моя бездуховная скрепа
И насущные булка и хлеб?

Улетят перелетные птицы
Неизвестно зачем и куда.
Бестолковые наши столицы,
Непонятные нам города.

От Лодейного поля и ада.
От Мытищ и до Химок поля.
Подмосковная глушь Ленинграда
И карельская серость Кремля.

Не ругай за обиду тугую.
И не радуйся, Родина-мать.
Не найти мне, наверно, другую,
Впрочем, я и не буду искать.

* * *
Закапризничали сирены,
Не поют, а кричат: долой.
За пределами ойкумены,
Между озером и скалой.

Не кифару, перо и лиру
Я настрою и заточу.
Просто городу, да и миру
Со значением помолчу.

А значенье всегда ничтожно,
Темнота сохраняет свет.
Дождик капает осторожно.
Никакого волненья нет.

* * *
За здорово живешь, за спасибо
Довезли, просто голову с плеч.
И хотя тут совсем не Россия,
Тут слышна еще русская речь.

И хотя горло давит ботинок,
Не решен европейский вопрос.
Потому что у местных блондинок
Есть и светлые корни волос.

* * *
Не читал я знаменитой Калевалы.
Да и плохонько поет ее Кобзон.
В краеведческом музее Сортавалы
Город Тушино на карту нанесен.

Я заплакал, я ведь тоже не прагматик.
И мне тоже жалко ваших Сортавал.
Где-то здесь ходил мой дедушка-солдатик.
С белофиннами зачем-то воевал.

Подъезжает иномарка с перегаром
И оттуда нам мужчины говорят:
Не хотите ли купить почти задаром
Целый сварочный хороший аппарат?

Мы ответили, что нас терзают страхи.
И что нам бы лучше все же двести грамм.
А не то ведь мракобесы и монахи
Увезут, поди, на остров Валаам.

* * *
Так откроешь поутру свою газету,
Ну а там и Игорь Сид и Эка Дайс.
Не пускает меня Лиза к интернету.
Выйди, Лиза, сука, замуж за девайс.

Ты в коробочку уткнулась, как в монету
Утыкается Гобсек, считая прайс.
Не пускает меня Лиза к интернету.
Выйди, Лиза, сука, замуж за девайс.

Бесполезно приучать козу к минету.
И не всякую собаку звать Чубайс.
Не пускает меня Лиза к интернету.
Выйди, Лиза, сука, замуж за девайс.

И котлету отобрали и конфету,
И клингоны атакуют Энтерпрайз.
Не пускает меня Лиза к интернету.
Выйди, Лиза, сука, замуж за девайс.

И т.д., блядь, ненавижу, и т.п.

* * *
Поскольку жулики и воры
Ебут страну со всех сторон,
Менталитет уходит в горы,
А вслед за ним армагеддон.

Течет в России речка Сходня.
Течет по Грузии Кура.
Вот апокалипсис сегодня
И апокалипсис вчера.

А мы боимся даже радуг,
«Узду до боли закусив».
Среди Онег и прочих Ладог –
Кирьяволахтинский залив

Один болтается довеском,
Как между тюрем Ленинград.
То с переливами, то с треском,
Как хуй, который лезет в зад.

* * *
Ты – вельзевул, скользящая кулема,
Ты – гурия из адского котла.
Ты – злобная лачуга дяди Тома.
Ты – толерантность, ты – махачкала.

Ты – вера, божество, судьба и почва,
Ты – грозный, симферополь и тагил.
Ты – торчвуд, торчвуд, торчвуд, торчвуд,
Ты торчвуд пидарасов и ловчил.

Ты хуже, чем зеленая карета,
Ты – чацкий, косорылый и кривой.
Царь-колокол на башне минарета,
Царь-пушка на авроре под Москвой.

Ты молодость страны и ты на старте,
Ты – сука, воплощение почти.
Ты яков, падла, понтус делагарди,
Ты минин и пожарский тоже ты.

* * *
Лучше меньше бы контрастов.
Тише идиш, ближе рай.
Не люблю энтузиастов.
Караван-вокзал-сарай.

То ли мурка, то ли арка,
Встретил новую зарю.
Наблевал у патриарха.
Извините, говорю.

Надоедливые люди,
Голытьба и саранча.
Голова лежит на блюде.
Не руби ее с плеча.

А жаль

Возьму мольберт, пойду на берег
И под мольбертом лягу спать.
А львица прыгает, как терек
И ты зовешь меня в кровать.

Не искушай меня колбаской
И колбасой не искушай.
Разочарованный с опаской
Глядит на выхухоль и шаль.

* * *
Не найдете даже бар вы,
Не найдете ресторан.
За заливом Лапы лярвы
Плещет озеро Айран.

Раздвигает небо створки,
Красота выносит мозг.
Мост Паром до Красной горки.
Где ты, город Красногорск?

* * *
Наши листья, наши даты,
Наша молодость в чаду.
Рунопевец бородатый
В Треугольном сел саду.

Где решетки для народа,
Где прохладный оранжад.
Шепчет пышная природа,
Мухи мудрые кружат.

Квохчет мирная цикада,
Любит, подлая, ситро.
Далеко до Ленинграда,
Ленинграда и метро.

* * *
Подрочу-ка я хуй на природе.
Под волнующий ум шелест волн.
Комары улетели и вроде
Утонул надоедливый челн.

Рыбаки наебнулись, паскуды,
И на дне, пидарасы, смотри.
Сотвори, богородица, чуды,
Чуд побольше ты мне сотвори.

Например, злоебучее солнце
Пусть не жарит гееннским огнем.
Светит радость в далеком оконце.
Вышла таволга за окоем.

Знаешь что, моя добрая Лиза,
Отнеси-ка ты лавочку в тень.
А не то ебанешься с карниза
Под чужой марсианский плетень.

* * *
Мы пришли в Кирьяволахте.
Если вам херово – лягте.

* * *
Комариха Адель Моисевна
Прилетела за кровью моей.
Что закончилось очень плачевно
Для нее и семьи ее всей.

Напилась она крови, конечно.
Улетела, счастливая, в сад.
Где рожала довольно успешно
Ненаглядных своих комарят.

Закачались печальные ветки,
Ведь с Аделью случилась беда.
Были пьяными все ее детки.
Раз, и в общем, уже навсегда.

И летала она как попало,
Разбивая несчастные лбы.
Пили много, а ели-то малою
И кусали зачем-то грибы.

Разбрелись они пьяной гурьбою
По чужим комариным домам.
Трубочист целовался с трубою,
А кораблик шел на Валаам.

Приложение.

* * *
Раз, два, три, четыре, пять.
Вышел заяц погулять.

Пиф-паф, мимо, блядь.
Продолжает, гад, гулять.

Следующая – третья – часть называется «Сортавала-Валаам» и включает в себя след. худ. произведения: «Разленился настолько», «Аркадий Звездин из Иванова», «То комета летит за кометой», «Я готов брать любые уроки», «Вместе с нами в экскурсионной группе был мужчина, похожий на Мартина. Баба его все время крестилась, а он горевал с похмелья», «Забулькало святое что-то в колбе», «Уходит любое кочевье», «Отвлекись от чиновничьей патоки», «Начинается начало всех начал», «Мы искупались на Валааме» и Приложение: «Инстинкты»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments