lesin (elesin) wrote,
lesin
elesin

Category:

Сын врача и адвоката. Памяти Варана. Стихи ноября 2011-го, ноября 2004-го и февраля 2005-го.

2011.

* * *
Он шел, высокий, на ногах-шарнирах,
Походкою святого алкаша.
В тех необъятных сталинских квартирах
Таланты пропивались и душа.

Он шел один. Пешком. До туалета.
Таланты задремали, а душа
Уже парит, невидимая, где-то
За пианино пробками шурша.

А может, на балконе. Или выше.
В соседнем доме с ванною подъезд.
Закусим холодком, пока не вышел.
А бог не выдаст, и свинья не съест.

* * *
То ли Родина распята,
То ли вышли голышом.
Сын врача и адвоката
Стал обычным алкашом.

Ты опять меня пугаешь,
Улыбаясь до ушей.
Потому что ты ведь знаешь –
Нет обычных алкашей.

Нам навязывают сказки.
Кстати, сказки еще те.
Без набедренной повязки
Был Распятый на кресте.

Лысый косится усато,
Сдвинув брови на носу.
Сын врача и адвоката
Укатил на Страшный суд.

Там его поставят к стенке
И уложат на скамью.
Ну-ка, живо на коленки,
Потому что ты в раю.

Потому что на фиг нужно,
На фиг нужен нам стакан?
Вот такая, на фиг, дружба.
Ну и где мы, капитан?

* * *
Я пешком, а ты все на трамвайчике,
Не спеша покачиваясь в такт.
Там, где лифт, а то в полуподвальчике,
С холодком, а то и просто так.

Холодок – вещь мудрая, и маяться
Вряд ли нам придется поутру.
Все течет и как-то все меняется.
И все почему-то не к добру.

Водка из помятого стаканчика.
И тебе уже пора дремать.
Помяну сегодня я Варанчика.
Как же мне его не поминать?

Где ты там, поди, летаешь птичкою.
Дмитровка все так же голосит.
Жизнь бежит зеленой электричкою
По моей неприбранной Руси.

* * *

Памяти нет, а люди ходят, бегут куда-то.
Вот один суетится, явно совсем больной.
Что у него за дело, какая к дьяволу дата?
Женщина смотрит в небо, не говори со мной.

Не подходи, не надо, у каждого своя рана.
Думайте о грядущем, которого больше нет.
Прошлого тоже нету, пьем теперь без Варана.
И на лестничной клетке горит без Варана свет.

Лифт истошно грохочет, бомж хохочет и плачет.
Родственники болеют. Кошка лежит пластом.
Бог теряет терпенье, бог ничего не значит.
Мусорный одуванчик вырастет под кустом.


2004.

* * *

Алексею Чеснокову

Весело комично
Стишки слова
Просто обычно
Моя Москва

Рюмочка стаканчик
Пиво раки
Умер Варанчик
Сергей Варакин

Кольцо сжимает
Смерть и смех
Так бывает
Касается всех

Последняя осень
Чуть чуть зимы
38
А как же мы

Никому неведом
Только нам
Лелик ты следом
Пам-пам-пам

* * *

когда-то все закончится
успеем отболеть
и жить уже не хочется
и страшно умереть
и тянет настоящее
куда-то не туда
такое все блестящее
помойка снег вода
уйти прижаться спрятаться
держать не отпускать
какое там печататься?
не спать
Не спать!
НЕ СПАТЬ!

* * *

белый холодильник пуст
да и что туда класть?
ну изблюешь ты меня из уст
невелика напасть

я ведь не помню его не пьяного
а теперь уже и не нужно
как там у чемоданова –
что такое лучшая дружба?

я говорил с ним по телефону
больше никуда не пустили
все произошло по закону
кого надо оповестили

закопали и поминай как звали
помянули и позабыли
жили-были и трали-вали
трали-вали и жили-были

* * *

я вас всех переживу
ты смеялся мы смеялись
рюмки падали в траву
только рюмки и остались

только сладкое питье
разлилось и разлетелось
вот и кончилось житье
и бытье куда-то делось

* * *

А вы поезжайте. Возьмите стакан.
Спросите у них за Серегу.
И хроники скажут вам: умер Варан.
Он был алкоголик от Бога.

У старшего брата осталась жена.
У матери хахаль нестарый.
Убраться все в комнате хочет она.
Да память ведь там - стеклотара...

* * *

нет разврата одни наперсники
да и те покинули столики
умирают уже ровесники
те которые алкоголики

умирают пропив последнее
сердце печень желудок с почками
стали мы совершеннолетними
стали мы горячими точками

за отечество лили кровушку
неохотно и мало вроде мы
просто кануло вдруг здоровьишко
на просторах любимой родины

* * *

Вот и думай: плыть или гореть.
У какой звезды молить ответа.
Лучше уж от водки умереть,
Чем от скуки.
Или интернета.

Солнце светит. И клюют устало
Серые вороны серый снег.
Может, нам осталось и немало.
Каждый день стремителен, как век...

* * *

И не смирюсь никак, и, словно в детстве, жду,
Что, тихо дребезжа, раздастся вдруг звонок:
«Я жив, а ты дурак! Поверил в ерунду.
Скорее приезжай с бутылкой, старичок.

Закуски полон дом: кусочек огурца,
Кусочек пирога, пластмассовый стакан….
Привет-привет. Пойдем. Подвыпьем слеганца.
В знакомые снега…»
Варанчик мой, Варан…

2005.

* * *

Все позакрывали комитетчики.
Негде даже выпить у метро.
Потому и ходят все газетчики
В пакостное Русское бистро.

ПрОклятое место. И в волнении
Я сижу. Ведь здесь, под белый снег,
В сильном алкогольном опьянении
Я узнал, что нет Татьяны Бек.

Слезы перемешаны с закускою.
Ничего, прокашляем, старик.
Жизнь моя, ты вся такая русская.
И, как водка, улетаешь вмиг.

Спи, Варакин, пьяной милой рожею.
Пухом - небо. Водкою рассвет.
Прожил ты и умер, как положено.
От алкоголизма. В 40 лет.
Subscribe

  • Природа печали: нековидная вежливость

    Вежливость бывает не только ковидной. Вот, например, если мне пишут в письме: «Евгений Эдуардович, Вы – сволочь, гомеопат и замухрышка». Я всегда…

  • Природа печали: в салоне

    Раньше как объявляли? Вот так: «В вагоне трамвая, в салоне троллейбуса». А сейчас? А сейчас нагло долдонят, сволочи: «В салоне трамвая». Все. Мир…

  • Не верьте вампирам

    Не верьте вампирам Когда они воют: мне плохо. Мне плохо! Мне плохо!! Мне плохо!!! – вампиры гундят. Они упиваются Вашим сочувствием лоха. Они вас…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments