lesin (elesin) wrote,
lesin
elesin

Categories:

Портвейн против Гитлера, или ПИДАРАС. Научно-фантастический рассказ

Похмелье было пленительным. Серега Портвейн наслаждался им, пока мог, но потом все-таки решил открыть очи. В смысле, глаза. Или, говоря по научному, зенки. Открыл. Над собою Серега узрел потолок. Значит, я в помещении, рассудительно предположил Портвейн и, разумеется, оказался прав. Он проснулся в помещении. Что уже хорошо. Прислушиваться к окружающей действительности Серега счел баловством и мракобесием, но руками вокруг себя пошарил. Девок не было, рюмок-бутылок тоже. Первое безусловно обрадовало: нет, следовательно, необходимости заниматься эротическими глупостями. Второе повергло в панику, отчаяние и меланхолию. Ведь вынуждало к размышлениям и логическим рассуждениям. А хотелось бы, конечно, сразу и сильно опохмелиться и отложить логическую логику на потом.
Увы. Мир злобен и подл, признался себе Портвейн, и решил бороться с ним до конца. Итак, что мы имеем? Первое. Я в помещении, возможно, рядом существует разумная жизнь. Второе. Само собой ничего не нашлось, видимо, придется как минимум прислушаться. Гнусно, конечно, но что поделаешь.
Серега прислушался. И, как выяснилось, не зря. Он был не один. Слышались возбужденные приятные мужские голоса. Не настолько приятные, как те, что сопровождают наливание и чоканье, но все же. Речь шла, правда, о каких-то пустяках. Не о водке уж точно. Впрочем, Серега решил не принимать поспешных решений. Давайте, решил Серега, прислушаемся. Что ж, давайте прислушаемся.
– Гитлер пидарас.
– Поговаривают, даже антисемит.
– Чмо нерусское.
– Гомофоб!
– Чмошный антисемитский гомофоб!
Ага, смекнул Портвейн, антифашисты.
Если крикнуть что-нибудь против гитлеризма, могут и налить. Антифашисты, впрочем, были несколько углублены в гомосексуализм и педофилию.
– Гитлер поц, потому что преследовал нас, мудрых геев.
– Гитлер хам, потому что не любил нас, нежных педофилов-гомосексуалистов.
– Мы должны изменить историю на хрен.
– Нужна срочно любая, пусть даже плохонькая, машина времени.
– Но у нас нет же машины времени!
– Трагедия.
– Беда.
– Катастрофа.
Портвейн открыл рот. Речь не лилась, водка в рот, впрочем, тоже не лилась. Серега показал знаками, что неплохо бы угостить. Антифашисты налили ему полстакана. Серега выпил, закусил думой о родине.
– Есть.
– Ну да, конечно, если можешь подняться – там на столе какая-то еда осталась.
– Не в том смысле, товарищи. Машина есть.
– Какая машина?
– Машина времени. Только она не работает.
Антифашисты оживились, принесли Сереге нехитрую снедь со стола, дали бутылку: сам, дескать, наливай. Серега налил, выпил, закусил, произнес несколько добрых слов в защиту гомосексуализма и педофилии, подверг Гитлера острой критике. Гомофоб, мол, он был да еще к тому же и сволочь. Одно слово: Адольф.
– Сергей Исаакович, – смутился один из антифашистов. – Зря вы так. Адольф – прекрасное мужское имя. Вот, например, Адольф Моисеевич Шмуцер, царство ему небесное, широкой задницы был человек. И души. Антифашисты сочувственно закивали. Портвейн налил, себе и ребятам, помянули Адольфа. Не чокаясь.
– Вы что-то намекали про машину якобы времени, дорогой коллега.
– Ага. Она в бытовке моего друга Махмуда Мордополиса. Не работает, потому что горючего нет. Нужна ведь не водка, а натуральный спирт. А где ж его теперь взять?
– Не паниковать! Спирт – найдем!
– Ну если найдете...
Серега допил водку, пошел вместе с геями за спиртом. По дороге они ему рассказали про ПИДАРАС. Организация их так называлась – ПИДАРАС, ПИДАфильская Радикальная Антифашистская Ассоциация. Хочешь, мы и тебя примем, говорили они наперебой, надо только немного, совсем чуть-чуть попидарасничать да попедофильничать. Ну, я не знаю... – жеманно кокетничал Серега. – Может, как-нибудь на днях, в рабочем порядке.
– А на фига вам вообще машина времени?
– Историю изменить. Судите сами, Сергей Исаакович. Адольфу, пардон, Гитлеру было же когда-то 10, к примеру, лет.
– И что? – не врубается Портвейн.
– Ну как то есть «что»? – волнуются геи. – Если встретится мальчику Адольфу интеллигентный мужчина... Он или научит Адольфа всему-всему. Или - тут члены организации ПИДАРАС плотоядно усмехнулись и сально подмигнули друг другу - затрахает до смерти. И не будет войны, фашизма и гомофобии. Красота.
Что ж, дело святое, решил Серега. А тут они, как выяснилось, и пришли. И спирт откуда-то взялся. И Махмуд еще не уснул. Давайте, говорит, спиртягу зальем, может, машинка и заработает. Только входить в нее , в машину времени нужно вдрабадан. То есть входящий должен быть вдрабадан. Тогда сработает.
Геи впали в шок.
Прямо, спрашивают, обязательно быть совсем вусмерть и вдрабадан? Увы, настаивает Махмуд. Серега Портвейн держится спокойно, но понимает: судьбы мира зависят от него. Антифашисты разливают, Серега пьет. В целях антифашизма и борьбы с гомофобией. Каждый тост - толерантность и политкорректность. Каждая рюмка - торжество демократии, педофилии и маскулинности.
Наконец Портвейн доходит до нужной кондиции, сон овладевает героем, его кладут в машину времени.
* * *
Браунау. Австрия, что ли? Или Германия? Хрен их, фашистов разберешь. Все вокруг в блевотине, по-русски никто не говорит. Серега еще пьян, но уже боится грядущего похмелья. А главное: не уверен в себе. Серега, мало того что не педофил (наоборот: предпочитает старушек), так еще и не гей. В жизни его было всего 2 (два) сексуально-половых акта и оба (о ужас) - с девками.
Но деваться ему некуда. История есть история. Бесноватого Адольфа надо остановить в зародыше. То есть, конечно, не в зародыше, а уже подрощенным мальчиком, но все равно - остановить. Чтобы не было войны, фашизма и гомофобии.
Идет Серега, видит юного ганимеда. Адольф, спрашивает? Я, отвечает будущий диктатор. Отвечает он по-немецки, но смысл в данном случае тот же. Эх, бросается вперед Серега Портвейн, вырывает из рук маленького Адольфа томик Гейне. Валит мальчика на землю, падает сам, мирно засыпает, бормоча что-то гнусное.
В голове парнишки щелкает, психологическая травма меняет его менталитет, Гейне забыт, все мысли посвящены мировому господству. Портвейна арестовывает местная полиция, он приговорен за гей-педофилию к расстрелу, но скрывается от правосудия путем машины времени. Общество ПИДАРАС в истерике. Сереге больше не наливают, машина времени сломалась окончательно, историю не переделать.
А жаль.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments