Личные сообщения: верхний пост

Уважаемые товарищи и господа. Извините, но личных сообщений я читать не умею. Не то, что не умею, а совсем не умею. Так что пишите, в случае чего, удаленными или скрытыми комментариями.

Из цикла «Фильмография». Отель Мумбай – 2

Спали горные вершины,
Ждали гурии в раю.
Пели песню муэдзины
Заунывную свою.

Про великие победы,
Про какую-то страну.
Уходили моджахеды
На последнюю войну.

Докурили сигарету,
Больше нету сигарет.
Потому что бога нету,
Никакого бога нет.

Есть великие победы
Будет праздничный парад.
Боевые моджахеды,
Толерасты за джихад.

До чего благочестивы,
То стрельба, а то намаз.
Не помогут иешивы,
Вертолеты и спецназ.

Ваши козыри на мести,
Толерасты за джихад.
На груди остался крестик,
За спиной остался ад.

Вздохи царственной особы.
Сопли гурии в раю.
Записали в ксенофобы
За два слова в интервью.

За великие победы
И за братьев марсиан.
Уходили в моджахеды
Пролетарии всех стран.

Только ложь в прямом эфире,
Только рваный голый зад.
Потому что в нашем мире
Толерасты – за джихад.

Следующий текст того же цикла называется «Картуш (1961)»
Примечание.
В заголовке – всех текстов данного цикла – название произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не название текста.
Конец примечания.
Примечание к примечанию.
В скобках указана дата выпуска произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не дата сочинения самого текста.
Конец примечания к примечанию.

Из цикла «Фильмография». Отель Мумбай (2018)

Не открывай дверь,
Чувствуешь запах серы?
Рвется к тебе не зверь,
А человек веры.

Верующий человек.
Верующий глубоко.
XXI век.
Стреляют не в молоко.

А во славу идей.
Душно в кровавой бане.
Стреляют в живых людей
Правоверные марсиане.

Стреляют, не убежим.
Выстрел и есть молитва.
Не открывай чужим.
Врет гнилая элита.

Не слушай подлую херь,
Пускай зовут ксенофобом.
Не открывай дверь,
Черти идут за гробом.

Черти стремятся в рай,
Верят своему богу.
Двери не открывай,
Чужие рвутся к порогу.

В любом отделе особом
У них длинные руки.
Пускай зовут ксенофобом
Толерантные суки.

Не проси, не слушай, не верь.
Может, поможет прыть.
Не открывай дверь:
Чужие пришли убить.

Следующий текст того же цикла называется «Отель Мумбай-2»

Примечание.
В заголовке – всех текстов данного цикла – название произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не название текста.
Конец примечания.
Примечание к примечанию.
В скобках указана дата выпуска произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не дата сочинения самого текста.
Конец примечания к примечанию.

Правительство ушло в отставку.

Правительство ушло в отставку.
Какой пассаж, какой кошмар.
Вся жизнь – на свалку и насмарку.
Пойду напьюся, как клошар.

Какая грусть, какое горе,
Какой невиданный успех-.
Скучает Истринское море.
Графа скучает «Против всех».

Я только за, нам, патриотам,
Не нужно денег и еды.
Нам лишь бы западным енотам
Дать оглушительной – по морде.

И сразу мир начнется в мире.
Какой госдеп? Какой обком?
А либералы пусть в сортире
Блюют, а мы, глядь, не блюем.

Из цикла «Фильмография». Анна (2019)

Куда ни глянь – этнические чистки,
Для вас они значительный прогресс.
Вагина радикальной феминистки
Страшнее, чем ЦК КПСС.

Страшней, чем экзекуция желаний,
Повсюду исполнители стоят.
Не надо ритуальных приседаний,
Хватает государственных затрат.

В аквариуме рыба, птица в клетке,
Собака в старой будке на цепи.
Концлагерь пионерский, злые детки,
Да здравствует Россия, не тупи.

Все принцы, как и принципы, убиты,
Зато который день джихад-парад.
Сегодня в интернете ваххабиты
Поймали экстремиста, говорят.

Следующий текст того же цикла называется «Отель Мумбай (2018)»

Примечание.
В заголовке – всех текстов данного цикла – название произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не название текста.
Конец примечания.
Примечание к примечанию.
В скобках указана дата выпуска произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не дата сочинения самого текста.
Конец примечания к примечанию.

Из цикла «Фильмография». Падение Трои (1910; по другой версии 1911)

Они друг друга любили.
Они в античности жили.

Елену Парис украл
(Он с детства чужое брал)

Украл Елену Парист
Такой вот был онанист

Забрался однажды в яму
Кулак показал Приаму

Страну не боготворя
Он плюнул в портрет царя

Ругая царя другого
Не стенке дурное слово

Какашкою написал
И вот Елену украл

Прекрасная Афродита
Всегда по утрам сердита

Поскольку ее Арес
Теряет к ней интерес

С мальчишками лишь играет
Про девочек забывает

И греки пошли на Трою
Кричал Менелай: урою

И прочие греки тоже
Сердились в масонской ложе

Сильнее всего Прокруст
Бурчал издавая хруст

Троянцы стреляли метко
Елена была кокетка

И по крепостной стене
Гуляла в одном пенсне

А греки доев калоши
Собрали большую лошадь

Елена стоит в пенсне
И Троя горит в огне

С тех пор на любом заборе
Троянское помня горе

Слова мы читаем злы:
Что кони, пардон, козлы

Следующий текст того же цикла называется «Анна (2019)»

Примечание.
В заголовке – всех текстов данного цикла – название произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не название текста.
Конец примечания.
Примечание к примечанию.
В скобках указана дата выпуска произведения, послужившего толчком для сочинения текста. А не дата сочинения самого текста.
Конец примечания к примечанию.

Всю ночь на лестнице уныло

Всю ночь на лестнице уныло
Рыдали бабы в три ручья:
Они пришли, а там свинья.
Свинья от них воротит рыло.

И вот их выгнали уже.
Повсюду ночь. Они хмельные.
Сидят и плачут все такие
На неизвестном этаже.

В каком-то доме неизвестном.
О чем-то женском говоря,
Бранят козла и упыря
Почти без мата и на местном.

Будь я моложе и бухой,
Будь я такой, как был когда-то,
Я к ним бы вышел весь поддатый,
Я к ним бы вышел весь такой.

С бухлом и в тапках, на квартиру
Повел бы их. А там кровать.
А там развратно можно спать
В угаре пьяном. Слава миру.

Как хорошо, что пожилой,
Что не решился, не спустился.
Что вместе с ними не напился,
И вот, как видите, живой.

И даже, в общем, на свободе.
А бабы что? Они уйдут.
О них грустить напрасный труд,
Как петь в подземном переходе.

Как песни петь про Колыму.
Про то, что бросила девчонка…
К чему тоска и расчлененка?
Уж лучше выпить одному.

Песня про ЖДБ, т.е про ФБ

Я лайков не ставил: боялся ГБ,
Не троллил последнюю суку.
Писал комментарии только себе,
Тоску доверяя фейсбуку.

Я танков не видел, гранат не метал,
Не чистил затвор автомата.
Страшней желдорбата кудрявый оскал
Фейсбата, фейсбата, фейсбата.

Солдат поднимайся, давай во весь рост,
Две нормы, хоть умер, хоть ранен:
14 лайков, один перепост,
А ты уже к черту забанен

И вот на гражданке в кругу дембелей,
Знакомых с предательским стуком,
Стакан поднимаю за как бы друзей,
За тех, кто забанен фейсбуком.

Я лайков не ставил, а может, и зря,
А может, мне будет наука.
Страшней желдорбата лицо упыря –
Фейсбука, фейсбука, фейсбука.

Всегда носи с собой подушку

Всегда носи с собой подушку,
А то случайно вдруг уснешь,
Устав обманывать наружку.
Но спится плохо… Всюду ложь,

Везде гламурные банкеты,
Благоустройство, грязь и рвы.
Лишь одиночные пикеты
Разнообразят вид Москвы.

Давайте спать уже до брака
И после Страшного суда.
Надежды маленькая драка.
Маэстро, слушайте сюда.

Маэстро, музыка все злее,
Не та беда, что ты маньяк,
Беда, что даже в мавзолее
Подушек нет. И мир – бардак.

В парке Северное Тушино

Воля вольная задушена,
Зря вы давитесь куском.
В парке Северное Тушино
Все посыпано песком.

А совсем не реагентами,
Просто чудо из чудес.
Не бухал я с президентами
И в ЦК КПСС.

Вам коньяк везут канистрами
Из провинции Коньяк.
Вы бухаете с министрами
За ГУЛАГ архипелаг.

За монтажников и плотников,
За безнал и черный нал.
Против Шуйского Болотников
За Марину воевал.

Все изгажено, улучшено,
Всюду полный винегрет.
В парке Северное Тушино
Реагента все же нет.

Все же глупо звать полицию,
Если выпал белый снег.
Было Тушино столицею.
И останется вовек.