Личные сообщения: верхний пост

Уважаемые товарищи и господа. Извините, но личных сообщений я читать не умею. Не то, что не умею, а совсем не умею. Так что пишите, в случае чего, удаленными или скрытыми комментариями.

Из цикла «Фильмография». Голые на луне (1961)

Ты лукум, а я рахат,
На Луне матриархат.
Каждый молод, молод, молод,
И немножечко пархат.
У меня немножко рана
На груди и на спине.
Вышел месяц из тумана
При лазоревой Луне.
Вышел месяц из ворот,
Ловит маленьких сирот.
А из маминой из спальни
Вышел весь честной народ.
Криминальные таланты
Расплодились там и тут.
Нелегальные мигранты
Все по кочкам разнесут.
Мы-то здесь из уст в уста
Проповедуем Христа.
На Луну поналетела
Вся земная гопота.
Наши пушки заряжены,
Наши жены хоть куда.
Светит месяц обнаженный,
И все время не туда.

Следующий текст того же цикла называется «Звездный инспектор (1980)»

Современное кино (продолжение): лживая Америка ненавидит прекрасную Россию

Бедный участковый милиционер-патриот, перехватывает сто рублей до зарплаты у бывшего сослуживца. Живет, впрочем, в 10-комнатной квартире в Центре, ездит на шикарном авто. Он был гениальным опером-аналитиком, но интриги оборотня в погонах привели его в участковые.
Оборотень – чернокожий украинский националист, прямой предок или потомок Гитлера, Новодворской и Джека-Потрошителя (обычно наши сериалы – переделки западных, кто такой чикатила ни один сценарист не знает). Разумеется, оборотень – либерал-прозападник, гей, поменявший пол (до того был лесбиянкой-полицаем и лично расстреливал советских военнопленных). Он шпионит на Америку и ходит на протестные митинги. Оборотень же, хотя и в погонах. Впрочем, его разоблачат, не волнуйтесь.
Типичный трагический эпизод. Герой лишается всех денег, его увольняют с работы, выгоняют из квартиры, должны посадить на 120 лет за коррупцию, которую он не коррупционировал, отчего стремительная поступь счастливой России к счастью и процветанию замедлится, он смертельно болен и завтра умрет в страшных мучениях, его девушка, возможно, через месяц уедет далеко-далеко. Герой в отчаянии заламывает руки: о! стремительная поступь счастливой России к счастью и процветанию замедлится, а меня не будет рядом, чтобы спасти и помочь!..
Дети в современном российском кино в школу не ходят, даже старшеклассники: их отвозят на машине. Семья бедная, но у каждого члена семьи, включая парализованную бабушку из Сибири, есть дорогая иномарка.
Все врачи всех обычных московских поликлиник – русские. Все рабочие всех московских строек – русские. Хотя есть и нерусские персонажи: чудаковатый пожилой коммунист-еврей и молодой симпатичный компьютерщик-узбек.
Слава патриотам.

Современное кино: прекрасная Америка побеждает расистов-гомофобов

Чернокожий шериф-патриот, гей, поменявший пол (до того был лесбиянкой-героем Гражданской войны в США). Вокруг – средневековая европейская деревня. Половина жителей –чернокожие, остальные – геи и лесбиянки. Король, королева, рыцари круглого и всех прочих столов – кто в чалме, кто в хиджабе и т.д. Есть, правда, один поляк из Праги (столица Венгрии, по мнению сценаристов) по фамилии Чехов, но не волнуйтесь: он окажется маньяком-убийцей, потому что антифеминист.
Типичный трагический эпизод. Герой лишается всех денег, его увольняют с работы, выгоняют из дома, должны посадить на 120 лет электрического стула в газовой камере, он смертельно болен и завтра умрет в страшных мучениях, его парень, возможно, через месяц уедет далеко-далеко. Герой в отчаянии заламывает руки: о! мой парень, через месяц уедет далеко-далеко, а меня не позвал!..
Неожиданно выясняется, что мы не в Древнем Египте (спартанские Афины, штат Техас), а в Америке начала 19 века. Все мэры, шерифы, чудаковатые гениальные ученые и прочие уважаемые миллионеры – чернокожие. Кроме некоторых очаровательных лесбиянок-супергероев. Женатых официальным браком на комедийных старомодных простушках c милыми расовыми предрассудками.
Есть и рабство, все-таки Америка начала 19-го века. В одном-единственном захудалом городке. Там голод, холокост, тоталитаризм. Мэр – диктатор, антилиберал. Белый расист, еврей, сексист, харассментер, вампир, людоед, ксенофоб. Ненавидит ведьм, инопланетян, гениального слепого сирийского ученого, хочет расстреливать всех, кто заболел насморком (сам втайне болеет тоже). Прямой потомок или предок Гитлера, Петра Грозного (какая на фиг разница как там звали вышеупомянутого русского царя-коммуниста) и Джека-Потрошителя.
Слава патриотам.

Следующая серия называется «Современное кино: лживая Америка ненавидит прекрасную Россию»

В каком-то смысле из Брюсова

И страшно у вас под Луною,
И скучно на ваших иконах.
И звезды на черных погонах
Смеялись вовсю надо мною.

И спрашивал я: не мечта ли
Гражданка, Москва и свобода?
Тебе было только два года,
Когда меня в армию брали.

А там было страшно и скучно,
А там было дико и пусто,
Все время гнилая капуста,
И как-то совсем безвоздушно.

Тоскливо у них в микромире,
Не бьется там даже посуда.
Когда я вернулся оттуда,
Тебе уже было четыре.

Летите

Летите, летите, летите,
Спешите скорей на обед.
Пилите же, Шура, пилите,
Пилите, товарищ, бюджет.

Пилите, пилите, пилите,
Пилите, девчата, мужей.
Ведь вам бы хотелось на Крите,
А вас позади гаражей…

Пилите, пилите, пилите,
Плевать, что супруг раздражен.
Да вас расчленят и на Крите,
Пилите, ребятушки, жен.

Пилите их толстое тело,
И в речку, и речку скорей.
Тогда вас посадят за дело,
И мир сразу станет добрей.

IMG_20200601_140117

Белого кобеля

Скучно братве кремля.
И нет никаких проблем.
Белого кобеля
Не отмоешь до BLM.

Скучно пока бокам,
Так пей же, не мни стакан.
Ходим по кабакам,
Да здравствует истукан.

Вчера во сне кариатиды

Вчера во сне кариатиды,
Устав стоять три тыщи лет,
Мне рассказали про ковиды
Ужасный маленький секрет:

Тот, кто вакцину принимает,
(Ну, скажем, выпьет натощак),
Ориентацию меняет.
Зачем – неясно, но точняк.

Вот был ты, скажем, пидарасом,
Прекрасным, словно триколор,
Питался родиной и квасом,
Был патриот и прокурор.

И у тебя блестела жопа,
Тобой гордился феминист.
А вакцинировался – хопа! –
И жопы нет, и ты расист.

И даже вовсе не мужчина,
А лесбиняка-либерал.
Такая странная вакцина,
Не пей вакцину, адмирал.

А хочешь – выпей. Пей вакцину.
Ведь интересно, господа,
Что будет дальше. И картину
Какую встретишь ты тогда.

И пусть на память мне приводит
Фигню забавный случай сей:
Пред нами голым Солнце ходит
И прав кудрявый Галилей.

Гребучие толерасты

Гребучие толерасты
И сраный политкоррект.
Когда же ты склеишь ласты,
Искусственный «интеллект»?..

А сколько уже не пью-то?
Почти что четыре дня.
Залезла и к вам в компьютер
Лихая пидарасня.

Давно командует нами,
Изгой-парад на проспект.
Да кто же, глядь, кинет камень
В искусственный «интеллект»?

А может, он, сука, тоже
Какое-то меньшинство?
О боже, о бог мой, боже,
Хоть ты покарай его.

Из новостей: «Российских дачников предупредили о штрафах за одуванчик и мяту на участках»

Российский патриот лег на диванчик,
Российский патриот шагает в банк.
Бульдозеры пошли на одуванчик,
Ромашку смело давит гордый танк.

За оскорбленье чувств несчастных пашен,
За прочный мир и Непотребнадзор.
И страшный суд совсем почти не страшен,
Пока не огласили приговор.

Сияла ночь, а сессия все длилась,
И власти танцевали бодрый твист.
У них уже ромашка провинилась,
У них и одуванчик экстремист.

И бездна не страшна, пока беззвездна,
Пока стрелять не начал триколор,
Не надо плакать, все еще не поздно,
Пока не огласили приговор.